О том кто и с какой...

Автор: Ведьма Ольга
22.04.2013, 22:22
1380
0
+25

 Думаю, никому из нас не приятно то, что кто-то без нашего ведома и согласия использует информацию, полученную от наших детей, для того, чтобы делать выводы о том, является ли его семья благополучной

а он сам — родителем, заслуживающим доверия государства в деле воспитания собственных отпрысков. Хочу напомнить, что каждый из нас может быть лишен родительских прав и основания для того, чтобы взять семью «на карандаш» могут быть самыми нелепыми, к каждому из нас может явиться комиссия органов опеки и попечительства и потребовать отчета в том, как мы воспитываем своих детей, как о них заботимся, а затем лишь чиновники будут решать - хорошо мы это делаем или плохо, и не надо слишком уж надеяться на справедливость суда - в 9 из 10 случаев такие иски удовлетворяются. Нас спасает то, что идеи «ювенальной юстиции» с ее идеологией тотального государственного контроля за воспитанием детей лишь недавно начали укоренять на нашей почве и случаи ее нападения на нормальные семьи еще редки. Однако, на протяжении последних лет уже появилась практика, из которой следует, что добросовестное отношение родителей к воспитанию не спасает от изъятия детей, если родители бедны и/или умудрились перейти дорогу кому-то, имеющему влияние.
Я напомню о недавнем деле Макарова. Моя статья посвящен не ему, и не педофильской истерии. Просто на этом примере удобно показать механизм сбора компромата на семью и далее — рэкета. Итак, дочь Макарова упала со шведской стенки и испуганные родители отвезли ее в больницу. Медики при обнаружении у пациента травм, которые могут носить криминальное происхождение, говорят, что обязаны сообщить об этом факте в полицию. Если Вашему сыну разбили нос в драке или Ваша дочь порезалась ножом на кухне — все это повод для проверки в порядке ст.144-145 УПК РФ и опроса Вас, Вашего ребенка и возможных свидетелей (виновников) причинения ему травмы, повод и для запроса сведений о Вашей семье в органы опеки и попечительства (далее — ОПИП), которые после этого поставят Вашу семью на контроль. Возможно, что уже в больнице Ваш кошелек существенно полегчает, если, конечно, Вы бережете свои нервы.
С одной стороны, медики обязаны хранить врачебную тайну - ст.ст. 60, 61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан (далее — Основы), а с другой стороны, эти нормы не слишком-то соответствуют ст. 307 и 308 УК РФ, а также ст. 56 УПК РФ. Согласно пп.5 п.4 ст.61 Основ «Предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается: ...5) при наличии оснований, позволяющих полагать, что вред здоровью гражданина причинен в результате противоправных действий.»
А есть ли эти «основания полагать» — вопрос. С января 1998г. по май 2010г. основания были определены Инструкцией «О порядке взаимодействия лечебно-профилактических учреждений и органов внутренних дел Российской Федерации при поступлении (обращении) в лечебно-профилактические учреждения граждан с телесными повреждениями насильственного характера». В ней, в частности, определялся перечень повреждений, о которых ЛПУ должны были информировать ОВД. В их числе - огнестрельные, колото-резанные раны, переломы, обморожения, ушибы, отравления, травмы, полученные в результате ДТП. После того, как Инструкция утратила силу (и у меня нет сведений о принятии аналогичного акта), медики руководствуются собственным усмотрением.
Хотя могут существовать и не утратившие юридической силы региональные акты, например Приказ Комитета здравоохранения Правительства Москвы от 18 августа 1998 г. N 475 "О порядке передачи сведений в органы внутренних дел Москвы о случаях обращения (поступления) в лечебно-профилактические учреждения детей и подростков с телесными повреждениями насильственного характера". Этот чудный акт был переписан вменяемыми людьми лишь в сентябре 2011г., а до того момента медики были обязаны доносить о порезанном детском пальчике, и сколько еще таких актов по регионам России... Чувствуете, как удобно ловить рыбку в этой мутной водице?
Но у Макарова возникли проблемы куда серьезней, в анализе мочи его дочери обнаружили следы спермы. Последующие экспертизы не подтвердили первоначального, судя по всему, халатно проведенного анализа, но на решение суда это не повлияло. Как не повлияло на решение суда и отсутствие физиологических признаков совершения с девочкой какого-либо — насильственного или добровольного полового акта. После того, как в моче дочери Макарова была обнаружена сперма, медики сообщили в полицию, а та направила материал в прокуратуру, шестеренки завертелись.
Думаю, для Вас не секрет нравы современного российского бизнеса, который сплошь и рядом преуспевает лишь за счет неформальных связей, присасывания к государственному или корпоративному бюджету и откатов. В Москве существует центр психологических исследований «0З0Н», обычная частная лавочка, не имеющая лицензии экспертного учреждения. Но несмотря на это, именно ей органы прокуратуры и ОПИП Москвы поручали всевозможные психологические исследования. Более того, положение этого центра напомнило мне положение монополиста.
И вот, эксперт «0З0НА» Лейла Соколова в беседе с дочерью Макарова, на основе изучения ее рисунка, пришла к выводу о том, что девочка участвовала в сексуальных контактах с отцом. Более поздние экспертизы в институте им. Сербского не подтвердили выводов Соколовой, а люди ее разоблачили как любительницу публичного лесбийского БДСМ, т.е. как человека с весьма необычной сексуальностью и фантазиями, возможно, превращающими ее как эксперта в кривое зеркало. Но на решение суда это не повлияло.

Выпороли ребенка? И не один раз? Ст.ст. 115, 116, 117, 156 УК РФ — выбирайте на вкус. В Ханты-Мансийске уже привлечен к уголовной ответственности по ст. 156 УК РФ отец, выпоровший своего ребенка. Применили психическое насилие — в угол поставили, не разговариваете с ребенком, угрожаете надрать уши, заставляете есть кашу? Ст.156 УК РФ в чистом виде и автоматическое лишение Вас родительских прав. Например, в «Обзорной справке о судебной практике по делам о преступлениях против семьи и несовершеннолетних, рассмотренных судами Ростовской области» (где проводится эксперимент т.н. «ювенальной юстиции»), приводится дело гражданина Михова И.И., приговоренного к уголовной ответственности по ст.156 УК РФ. Жестокое обращение опекуна заключалось в том, что он «выражал словесно и жестами угрозы побоями», «ставил несовершеннолетнего в угол на длительное время», а также «против воли и желания принуждал несовершеннолетнего принимать пищу». Вам смешно? Мне — нет.
Макаров, пытаясь вырваться из ловушки, в которую угодил, по совету своего горе-адвоката отвалил четверть миллиона рублей за проверку себя на «детекторе лжи». Но он не учел того, что эксперт, к кому ему посоветовали обратиться был а). неслучайным для органов человеком и б). слишком любил бабло. Начался банальный развод, мол, «результаты экспертизы таковы, что их можно трактовать как угодно, необходимо дополнительное исследование скромной стоимостью 500 000 руб.» Для сравнения, в Казани подобные исследования стоят 8-10 тыс.руб. «Ах, ты отказываешься платить! Ну, получи...» Макаров за свои же деньги увяз еще глубже. Собственно, это может ждать любого родителя, пытающегося доказать, что он не верблюд.
Но для того, чтобы ты как родитель попал в группу риска (кстати, особенно любят одиноких матерей, которых некому защитить), необходимо о тебе собрать сведения и получить некую зацепку для начала «разработки» тебя. Здесь отлично подходит разнообразное анкетирование, которое заставляют проходить родителей и/или детей. Но самый остроумный прием — это использование детских рисунков для контроля (или рэкета) родителей. Психологов у нас расплодилось как собак нерезаных, все жрать хотят, и не черный хлеб. Что бы не освоить с помощью какой-нибудь ручной конторки муниципальный бюджет, а заодно не получить высосанный из пальца компромат на родителей? Всего-то и нужно, что подписать контракт на психологическое исследование детских рисунков. Думаете, у меня развилась паранойя? Ничуть. Читайте.
Из документов Московской межведомственной комиссии по делам несовершеннолетних.
«Регламент межведомственного взаимодействия по выявлению семейного неблагополучия, организация работы с семьями, находящимися в социально-опасном положении (трудной жизненной ситуации)
... 4.1. Дошкольные образовательные учреждения:
- организуют ежегодно в период с сентября по октябрь каждого года конкурс детского рисунка по теме "Я и моя семья". Итоги конкурса направляются в районную комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав по месту нахождения ДОУ до 10 ноября каждого года;
...2.4. Специалисты районной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав:
- до 01 декабря каждого года анализируют итоги конкурса рисунков "Я и моя семья", проводимого дошкольными образовательными учреждениями, и, при необходимости, проводят первичное обследование семей, имеющих возможное неблагополучие в детско-родительских отношениях.»
За этими канцеляризмами не видно, что детские рисунки направляются для исследования... Куда бы Вы думали? В институт им. Сербского? Ну, догадайтесь с трех раз! В центр «0З0Н» к Лейле Соколовой. На рисунке дочери Макарова, который я привожу в начале статьи, Лейла увидела — мужской член, развитую женскую грудь и широкие бедра. Вы их видите? Или столько не выпьете? А теперь посмотрите, что рисуют Ваши дети и задумайтесь, какие выводы можно сделать из рисунков детей, которым от 3 до 7 лет, если есть желание достать денежку из их родителей, замучив обследованиями и проверками. Кстати, от 3 до 7 — возраст весьма подходящий для усыновления, что является отдельным бизнесом, как и распил средств на содержание детдомовцев, как и содержание публичных домов для педофилов.
Профессиональная «защита детей» — это чья-то карьера, чей-то бизнес, и кадры «педозащитников», всех этих педагогов-социологов-психологов у нас за последние 20 лет воспитаны такие, что Ушинский на Макаренко сидит и Фрейдом погоняет. Вы желаете попасть к ним «на карандаш»? Чтобы они вламывались к Вам в дом, когда захотят? Рылись в Ваших шкафах и холодильнике? Считали грязные тарелки в раковине и изучали унитаз? Учили Вас - когда делать ремонт в квартире, что читать ребенку, как его кормить, одевать, как с ним разговаривать? Нет? Тогда приучайтесь сами и приучайте ребенка к тому, что никакой информации о своих личных проблемах и о своей семье «педозащитникам» давать нельзя, на все вопросы ответ один - «У нас все хорошо.»


 (с) Ведьма Ольга

 

Комментарии (0)