О Самодостаточности. Как не остаться одинокой...

Автор: Ведьма Ольга
26.01.2013, 17:00
5147
0
+96


      Вы помните сериал «Остаться в живых»? Давайте, для наглядности, переместим его героев с тропического острова в тайгу и задумаемся, кто из них человек «самодостаточный». Да, пожалуй, никто, но ближе всех к этому идеалу окажется Сойер, не отличившийся ни в рыбной ловле, ни в охоте, ни в исследованиях местности. Почему именно он? Давайте, сначала, разберемся с самим понятием «самодостаточность». (Много ниже будет краткий разбор теории, но Вы его пропустите, если утомляет.)
Попробуйте погуглить «самодостаточность» в словарях и результат Вас изумит. 

 

самодостаточностьв большинстве толковых словарей русского языка термина «самодостаточность» просто нет. Ну, выдаст Вам поисковик – «самостоятельность, цельность, значительность». Это нечто объяснит? Ожегов ассоциирует «самодостаточный» и «самодовлеющий». А толку? В общем-то, термин «самодостаточность» нов для русского языка, по крайней мере, применительно к личности человека. Нашим современникам приходится наполнять содержанием термин «самодостаточность» буквально на ходу. В этой связи любопытны трактовки его со стороны людей с различной жизненной позицией.
- «Итак, САМОДОСТАТОЧНОСТЬ- ЭТО:
Мировоззрение на грани стагнации. Опыт, стабильность как признак мастерства, желание удержаться на завоеванных позициях. (Неплохо, если не учитывать, что жизнь – это все-таки динамика)
Независимость от чужих мнений\авторитетов. (Стопроцентная? Не верюЗдорово
Непривязанность к людям\чувствам\вещам. (Ко всему вместе взятому она, ну имхо, не всегда возможна)
Материальная обеспеченность. (В этом разрезе самодостаточность можно даже увидеть и потрогать. Как факт.)
Достаточность для того, чтобы поделиться. (Сознательно-созидательная достаточность с кучей высоко задвинутых смыслов, харизмой и желанием\возможностью осчастливить окружающих.)
Концепция оправдания вынужденного или «специального» одиночества. (Меня никто не любит, потому что я самодостаточен(чна). Я никого не люблю, и поэтому я самодостаточен (чна). Мне никто не нужен. Я все могу сам (сама). (Симптомы такой "самодостаточности" – бесконечное самоутверждение, в.ч. за чужой счет и депрессняк, переходящий в нигилизм)
Дружба со своими тараканами. (Когда человеку с самим собой совсем не скучно. И тараканы и сорняки не мешают ему достигать поставленных задач.)
Независимость от мужчины. (Распространенный женский вариант – зарабатываю сама, значит самодостаточна. Не звоню ему каждые пять минут – тоже огого. И прочие межполовые достаточности.)
Постоянный внутренний рост. (Трава не знает слово любовь(с). Она просто растет себе и хоть бы хрен по дорожке.)
Любовь к себе. (Такая сильная, что ты уже не ищешь любви вне себя. Аминь.)»
- «Мне больше нравится определение, что самодостаточный человек – это тот, кто способен удовлетворять большую часть своих потребностей независимо от других.»
- «Самодостаточность – синоним одиночества. Одиночество существует? Существует. И самодостаточность существует. Но такие люди несмотря ни на что – глубоко несчастны. Хотя по ним и не скажешь.»
- «С некоторых пор меня мучают мысли на тему: "Что такое (пардон), что собой представляет самодостаточный человек?" В чем его самодостаточность? Поскольку в контексте высказываний современных людей это словосочетание наделено крайне позитивным смыслом, я нахожу некоторое противоречие между формой (прямым значением слов) и содержанием, в нее вложенным.

 

Врач, учитель быть самодостаточными, ИМХО, не могут - вся их работа, деятельность направлена на открытость этому миру и людям, которым они себя отдают.
А вот Иисус - он был самодостаточен? Нет, нисколько, потому, что ему нужны были и апостолы и последователи... Единственное положительное, что может символизировать самодостаточность - это свобода от внешних мнений, оценочная независимость. Вот так как-то».
- «Самодостаточность в рамах эгоцентризма – глупость. Если человек считает себя центром вселенной, то сначала надо данную вселенную найти, и потом ей же сказать – мне достаточно себя.  Но если конкретнее и прозаичнее то возьмем три сферы общения – профессиональную, личную (любовь-семья) и друзей. Эгоисты чаще всего преуспевают в профессиональной сфере, современный бизнес и западный подход дают огромное количество возможностей выделится тем кто хочет это сделать и имеет достаточное количество любви к себе что бы не обращать внимание на окружающих. А дальше? Человек достигает определенных карьерных высот упиваясь своими достижениями, получая от них необходимые эмоции, силы и т.д. Все могу сам и больше ничего не надо – так они заявляют о самодостаточности. Явный перекос в личности. Ну а личная жизнь (привет инстинкту размножения) в таком случае вообще никаким боком не вписывает в концепцию самодостаточности. Или придется от кого-то зависеть, или о ком-то заботится – сплошная трата себя и ресурсов. Есть конечно куча тренингов по соблазнению, и вообще мужчин у нас меньше чем женщин, так что проблема секса решается легко и непринужденно, но полноценные, здоровые отношения в условиях того что один из партнеров уверен в своей самодостаточности невозможны. Женщина должна чувствовать определенную привязанность, ну хотя привязанность к деньгами, или влиянию тоже бывает, но это уже не то.
Кстати о гендерной составляющей – самодостаточные эгоцентричные женщины это кромешный беспросветный ад. Да-да, есть исключения, но они лишь подтверждают правило. Если женщина замыкается на заботе лишь о себе самой, и успешно с данной заботой справляется, слишком быстро появляются мысли о неполноценности всех остальных. И это превращается из феминизма в неприкрытый женский шовинизм – выглядит привлекательно, ноКогда забываешь про свою самодостаточность, начинаешь привязываться ко всему, и причем очень сильно, что снижает чувство гармонии внутри человека, и чувствуешь себя не очень комфортно. основная причина снижения своей самодостаточности - появление любимого человека. если не следить за своими чувствами, можно "прилипнуть" к нему, и потерять то, в чем нуждаешься, а именно в ощущении что все вокруг тебя радует. А это и есть в какой-то степени самодостаточность.»
Здесь смешано все – «и невзирая на положение в котором ты сейчас находишься» (т.е. вне зависимости от того насколько успешна твоя самореализация) и «здоровый эгоизм» и человек-потенция, «просто уважающий» себя. И, конечно же, страх потерять «гармонию», а заодно баянию и патефонию, в случае если ты такая «уникальная, неповторимая» привяжешься к любимому, и наконец-то вспомнишь от том, что ты женщина, а не облако в юбке и не можешь реализоваться в своей социально-половой роли вне отношений с мужчиной.
Но, это еще не самый цимус.
- «В моем понимании самодостаточность=автономность. То есть независимость от окружающего мира. Если ты начинаешь делится чем-то с кем-то - это уже избыточность. В этом понимании самодостаточность избавляет от необходимости общаться с людьми, забивать голову понятиями морали и этики.»
Самодостаточный человек аморален и асоциален? Меня это не удивляет. Ведь он же независим от мнения окружающих.
Современная поп-психология любит оперировать термином «самодостаточность» с положительной смысловой коннотацией, не задаваясь вопросом о том, обеспечит ли поведение подопечного гармонию с окружением.
«Самодостаточность определяется несколькими линиями. Это:
-способность жить своими силами, обходиться без посторонней помощи, организовывать жизнь вокруг себя самому, за свой счет.
-способность жить, руководствуясь только собственным суждением, не нуждаясь в сторонней поддержке или одобрении. Несамодостаточный человек нуждается в одобрении и внимании окружающих по той причине, что не берет ответственность за свою жизнь на самого себя, перекладывая ее на других. То же самое касается потребности во внимании окружающих. Если вы сами не уделяете себе внимание, то вы будете нуждаться во внимании окружающих, так как их внимание для вас источник самоутверждения.
-отсутствие привязанностей. Более того, наличие привязанностей говорит об отсутствии самодостаточности.»
Что здесь не так? Все.
«Жить за свой счет» - это самообеспеченность, не более.
Способность брать на себя ответственность за свои поступки совершенно ложно ассоциирована с самодостаточностью, ибо такой ответственностью обладает масса людей, осознающих свою зависимость от близких и их от себя. Мысль о том, что отказ от ответственности за свои деяния подразумевает некую особенную зависимость от оценки окружающих, откровенна дика, т.к. безответственные люди потому и таковы, что плюют на мнение других людей о себе. И наоборот, ответственное поведение человека, это поведение СОЦИАЛЬНО ОТВЕТСТВЕННОЕ, т.е. напрямую завязанное на оценку общества, согласование интересов и достижение общего блага. Иначе получится – «Да, это я плюнул Вам в тарелку. Вот такое я дерьмо.» Это – хамство и презрение к людям, а не ответственность. по сути омерзительно.

 Следующая глупость – «Если вы сами не уделяете себе внимание, то вы будете нуждаться во внимании окружающих, так как их внимание для вас источник самоутверждения.» Опустившийся человек не уделяет себе внимания и ему наплевать на то, что о нем подумают. Многие женщины уделяют большое внимание себе, своей внешности, но делают это как раз потому, что охи-ахи подруг и внимание мужчин служат поводом для самоутверждения.
Ну, а что касается отсутствия привязанностей… Вспоминается старая миниатюра Хазанова и «дзен-буддизм», вложенный им в уста героя - трамвайного хама с одной извилиной – «Ничего не хоти – помрешь счастливым!» А еще вспоминается такой пример «самодостаточности», в плане отсутствия привязанностей, как «премудрый пескарь» Щедрина.
Дальше даются советы о том, как человеку стать самодостаточным.
«Здесь, на первом этапе, следует всю свою любовь, внимание и заботу направлять на самого себя, а точнее на свое тело, которое стоит холить и лелеять, удовлетворять все его потребности и достаточно нагружать физически.»
Обратите внимание, речь идет именно о ТЕЛЕ, ни о чем ином. А, вообще, хороший рецепт для жены, матери, дочери, не находите? Читаешь, и вспоминается бессмертное – «Люби себя и плюй на всех и в жизни ждет тебя успех!» Вот только боюсь, эта жена/мать/дочь быстро угробит свои отношения с близкими.
«Слушайте советы всех, но поступайте по-своему.
Никогда не спорьте и никому ничего не доказывайте – только лишний раз поругаетесь. Просто делайте так, как считаете нужным.
Четко разделяйте свои и чужие проблемы. Если вы кого-то не понимаете, то это ваша проблема. Если вас кто-то не понимает, то это его личная проблема.
Не важно, что о вас думают другие. Важно то, что вы сами о себе думаете.»
Читаю эти советы и ловлю себя на мысли, что мне хочется встретить этого психолОга в темном переулке и поговорить по душам, ведь это – настоящий самоучитель «Как стать старой девой». Реализация этих советов на практике приведет к тому, что у партнера будет полное впечатление, что он общается со стеной. Он или она – отрезанный ломоть, кошка (кот), которая гуляет сама по себе, откровенно поплевывая на  мнение и заявляющая чуть что - «это твои проблемы», «я поступаю так, как считаю нужным». Т.е. у человека нулевой уровень социальной коммуникации и установка на одиночное плавание. Создать с таким человеком полноценную команду невозможно, т.к. невозможно согласовать интересы, ей или ему нужны рабы исполнители приказов или хотя бы те, кто сам находится в «автономном плавании» и не покушаются на  «эго». Но не полноценные партнеры, с которыми надо постоянно договариваться, чьи интересы надо учитывать как свои.
Но, самое интересное, в итоге автор пишет: «Лучше, когда личность на самодостаточности не застревает, а учиться дарить заботу окружающим людям.» Ух-ты, сначала перешибем человеку ноги, сделаем калекой, а потом скажем ему, что надо учиться ходить заново и привязываться к «одаряемым». Конгениально. Ох, уж эти поп-психологи, инженеры человеческих душ…
Но, это еще цветочки. Среди поп-психологов есть люди и более откровенные в своей проповеди аморальности. Вот, например, что пишет апологет самодостаточности Александр Свияш:
«...с точки зрения Высших сил всё равно, формируется ли ваш доход путем получения зарплаты в кассе, либо вы прихватываете долю имущества частной фирмы или государственной организации, либо вы просто берете взятки. Если вы делаете любое из этих деяний легко, играючи, не обижаясь ни на что и не обижая никого, то как грех вам это не засчитывается. …

Точно так же какой-нибудь киллер может благополучно жить долгие годы, если он относится к выполняемым им убийствам как к трудной, но необходимой работе, не имея никаких эмоций по отношению к своей жертве. Его работа это игра, в которой он должен победить – обмануть службу безопасности, следственные органы, частных сыщиков и т.д. Он эмоционально не привязан к своей жертве, он даже не знаком с ней. Поэтому его сосуд «кармы» может не наполняться даже при успешном выполнении этой нелюбимой нашим обществом работы. …
Так что, оценивая свои поступки, рекомендуется смотреть на них не с точки зрения морали: не укради, не прелюбодействуй, не собирай себе сокровищ и т.д. Нужно смотреть, какие чувства и мысли вас посещают при выполнении неправильных, с общепринятой точки зрения, поступков. Если при этих (и любых других поступках) у вас не возникает негативных переживаний, то в этом случае у вас всё в порядке, по этой трубе не капает. В противном случае вам нужно менять своё отношение к жизни. Заметьте, именно отношение, а не поступки, какое бы негодование ни вызвало это утверждение у вас.»(А. Свияш, «Карма: Жизнь без конфликтов» СПб., 1999).
«Не парься и других не парь.» Грабь, убивай, насилуй, только не рефлексируй.
Кстати, исследования Шострома свидетельствуют - сравнительные показатели разных групп испытуемых-американцев выявляют более высокий уровень самодостаточности у преступников, чем у студентов колледжей.
Антиутопия Хаксли, чудный новый мир потреблядей все более явственно проглядывает в современности. Все очевидней проступает культ «человека самодостаточного», этакого атома потребительского общества, лишенного прочных горизонтальных связей. Человека, как будто бы вышедшего из пробирки, эмансипированного от интересов семьи, рода, нации, морального релятивиста, не ведающего никаких ценностей за гранью интересов собственного «эго».
Он полагает, что свободен от мнения общества и всяких чуждых влияний на свои оценки, а на деле, его оценки – продукт телетрансляций, его свобода суждений – свобода конформизма, он даже при наличии желания восстать, не опасен, потому как не способен играть в команде, а «один в поле не воин». Он настолько свободен, что стал рабом своих первичных инстинктов, но при этом искренне убежден, что является носителем передовых взглядов на отношения людей. Он уже почти готов к общественному структурированию по животным классам «альфа-бета-гамма» - ведь он себя считает «альфой». Впрочем, он смирится и с ролью в низшем классе, «Экстази грамм – и нету драм.»
Естественно, эти процессы гедонистического перерождения общества порождают попытки заполнить духовную пустоту некой квазирелигией. У Хаксли это культ Форда. Но есть и более интересные попытки, которые - реальность, а не фантастика.
Понятие самодостаточности в какой-то мере было знакомо еще античной философии, например, оно не чуждо школе киников (циников), и живое воплощение самодостаточности - Диоген, живущий в бочке. На этом примере заметно, что уделом человека, который последовательно реализует концепцию самодостаточности, становится маргинальность и даже асоциальность. «Нельзя жить в обществе и быть вне его.» Впрочем, мы должны понимать, что циники не доходили до полного нигилизма и трактовок самодостаточности, как свободы от оценки людей и личных зависимостей. Антисфен: «Как стать прекрасным и добрым? Узнать от сведущих людей, что надо избавляться от пороков, которые в тебе есть», «Мудрец не будет избегать любовных связей – ибо только мудрец знает, кого стоит любить».
Не только античная философия, но и мировые религии рассматривали проблему самодостаточности человека, но под углом соблазна, греха, опасной гордыни, игры в богоравность не равного Богу. Но эти же религии дали миру массу примеров экспериментов по достижению самодостаточности, речь идет об отшельничестве.

Не секрет, что отшельничество упрекало традиционную мораль в упадке или критически относилась к социуму как таковому, считая бытие в нем глубоко порочным. Не секрет, что одиночество рано или поздно расщепляет сознание и, в совокупности с медитативными практиками, подтачивает психику отшельника. Из среды отшельников выходили святые и пророки, она порождала вождей и рядовых участников смут, и, в целом, отшельников можно назвать средневековыми социопатами - людьми неспособными или не желающими адаптироваться в социуме, а потому бегущими от него, либо пытающимися кардинально изменить его нравы.
Несмотря на то, что размышления о возможности самодостаточности человека имеют древнюю историю, они до последних десятилетий не были достоянием широких слоев общества. Ведь оно совсем недавно по меркам истории было традиционным, т.е. человек не был атомом, он был вписан в некую социальную страту и его самореализация не была строго индивидуальной, человек постоянно ощущал свою принадлежность к чему-то большему, чем он сам – семья, род или община, сословие и т.д.
Интерес к теме самодостаточности человека резко возрос после Второй мировой войны, когда, с одной стороны, традиционная семья не выдержала столкновения с бытием в рамках индустриального способа производства и оказалась в кризисе, а с другой - атомизация общества перешла национальные границы и проявила себя спутником нового соцально-экономического явления по имени глобализация.
На протяжении всей второй половины 20-го века мы наблюдаем усиление глобализации и усиление позиций идеологических доктрин, обслуживающих этот процесс – ультралиберализма, «общечеловеческих ценностей», и теорий Маслоу, по недоразумению названных «гуманистической психологией».
Да, современные трактовки самодостаточности личности восходят как раз к работам Маслоу, чьи идеи пополнили копилку ультралиберализма. К либерализму как таковому я отношусь терпимо, но у меня вызывает неприятие любое течение с приставкой «ультра». Вообще, работы Маслоу позволяют взглянуть на явление самодостаточности личности как на нечто имеющее философскую, психологическую, социально-экономическую грань, как на элемент некой высшей системы.
Вот, например, что пишет один поклонник и комментатор Маслоу:
«Есть какой-то надмирный план, к которому устремляется самореализующаяся личность. Для его определения не хватает научного языка, приходится пользоваться религиозными категориями. Такой личности требуется главная ценность либерализма — свобода как возможность реализации своих устремлений. Как часто мы видим общественные манифестации и демонстрации с требованиями для себя всего, кроме свободы: работы, повышения зарплаты, защиты здоровья, жизни. Такие требования формулируют люди, озабоченные собственным внутренним дефицитом любви, признания, безопасности. Следовательно, такие требования непродуктивны. Они создают в обществе атмосферу злости, неуверенности, подозрений, неправомерных ожиданий…»
Как видите, с точки зрения поклонника теорий Маслоу социальный протест и попытки горизонтальной самоорганизации общества непродуктивны. Непродуктивны требования обеспечить такие базовые ценности как здоровье и сама жизнь. Самореализовавшийся, самодостаточный человек имеет миллионы на счету в швейцарском банке, его семья живет в закрытом футурополисе, охраняемом частной полицией, а требования «несамодостаточных», не способных «визуализировать» себе «Порше» - «неправомерные ожидания». «Кто не имеет миллиона может идти в жопу!» Вот такая свобода…
Социальная атомизация, отчуждение членов общества друг от друга – непременное условие власти и достатка эмансипированной от служения обществу горстки безответственных сверхпотребителей, находящихся на верхушке пирамиды капиталистической глобализации.

Фундаментальная работа Маслоу «Психология бытия» беспомощна как научный труд в области психологии. Но у автора была, видимо, иная задача, он пытался постулировать основы новой квази-религии. C потенциализмом теории Маслоу неразрывно связано положение о предзаданности развития человека, о том, что сущность человека предшествует его существованию, и это явно указывает на то, что автор находился не столько в научном, сколько религиозном поиске.
«Эта книга, - писал он в предисловии, - является предвестником будущей работы по созданию всеобъемлющей, систематизированной и эмпирически обоснованной общей психологии и философии, способной постичь как высоты, так и глубины человеческой природы». Ибо «человеческому существу, чтобы жить... необходимы система координат, философия жизни, религия (или заменитель религии), причем они нужны ему почти в той же мере, что и солнечный свет, кальций или любовь».
В центр мироздания Маслоу ставит Богочеловека, свободного на путях своей самореализации от влияния каких-либо авторитетов кроме авторитета собственного мнения. «В человеческом существе живет сила, которая толкает его к единству личности, к спонтанной экспрессивности, к полной индивидуальности...». Самостоятельность и самодостаточность, спонтанность и гомономность личности Маслоу назвал психологической свободой. Такая психологическая свобода приводит к установлению новых отношений с обществом и, в частности, с той общностью, с которой человек оказывается связан самими фактами рождения и происхождения. Эти отношения «подлинной личности» позволяют ей самоопределиться и дистанцироваться от конкретной цивилизационной и культурной определенности и стать членом рода человеческого, а не локальной и какой-либо частной общности.
Другими словами, личностное развитие по-Маслоу сочетает в себе индивидуализацию и универсализацию человека как две непременные тенденции. В погоне за постижением сути человеческой личности, Маслоу абстрагируется от всех «частностей», которые и делают человека человеком, выхолащивает суть его личности настолько, что она становится мертвой абстракцией «общечеловека», свободного от самого себя, как «внешней личности» спаянной с социумом, и одновременно, рабом своего «ЭГО».
Ну, что я могу сказать… Человек никогда не является таким, каким он видится окружающим, но он никогда не является и таким, каким видится самому себе. Парадокс, но верная самооценка складывается на стыке двух звеньев системы, каждое из которых само по себе не верно. И ни одно из этих звеньев нельзя игнорировать, они работают только вместе. Маслоу забыл о том, что система оценки ДВОЙНАЯ и человек социализированный, способный жить в обществе, играть в команде, должен так менять мир и себя, чтобы свести к минимуму противоречия в системе оценок. Гармонизировать систему. Иначе он не больше чем овца в стаде или социопат.
Богочеловека Маслоу подстерегают риски гедонизма, конформизма, морального релятивизма. Эти черты лишают его внутреннего стержня, здесь не находится места ни служению чему-то большему, чем ты сам, ни сильным человеческим желаниям, чувствам. Пустая оболочка человека без внутреннего двигателя, вечного слуги своих первичных потребностей, сверхпотребителя. Маслоу конструировал своего Богочеловека, исходя из того, что его первичные потребности уже удовлетворены, а в итоге, его теория сделала круг и стала оправданием такого Бытия, где нет ничего сущего, кроме этих самых потребностей, они – реальная самоценность, все иное – виртуальность, мир грез.
Теории Маслоу не стали квазирелигией потому, что они в этой роли немного опередили свое время, они еще не настолько востребованы как вероучение. А как научное знание они недостаточно проработаны, содержат ряд фундаментальных, совершенно неустранимых противоречий.

Например, Маслоу считал, что внутренняя природа человека выступает в роли, с одной стороны, нерукотворного и внесоциального (квазибиологического) начала, а с другой своеобразного неизменного эталона человеческого и человечного
Человеческий индивид, по-Маслоу, как зерно, содержит в себе свою полнообъемную и полноценную личностную форму. Больше того, сами средства и формы социализации - язык, абстрактное мышление т.п., традиционно относимые не к индивиду, а к социуму, цивилизации, для Маслоу также «существуют, в качестве потенциальных возможностей, в плазме человеческого зародыша, которая старше любой цивилизации.»
Таким образом, по-Маслоу, психическая, личностная матрица человека предопределена генетически, до его рождения. Логично предположить, что на нее должны влиять врожденные особенности расы, этноса и внутренняя природа человека будет постоянно испытывать «голос крови». Как совместить это с идеей принадлежности человека к «общечеловечеству» и отрицания в себе расовой, национальной и культурной специфики породившего тебя социума? А никак. Здесь Маслоу поймал себя в логическую ловушку.
Откуда у человека появятся «богоподобные качества», если все за него решено (Природой ли, Богом ли) и заложено в зародышевую плазму до начала человеческой истории? Идея развития личности и идея предопределения (преформации) в такой абстрактной схеме явно противоречат друг другу.
Маслоу, аргументируя независимость внутренней природы человека от внешнего мира (помещая источники его развития исключительно в индивида самого по себе), совершенно справедливо отметил, что одна и та же мать или одна и та же цивилизация, начав относиться к котенку или щенку точно таким же образом, как к ребенку, не могут превратить их в человеческие существа. Но он упустил из виду другую сторону этого же аргумента - то, что произойдет с ребенком, если его биологическое созревание и психическое развитие будут происходить вне общества как такового (социальной среды). Во всех подобных случаях (феномен Маугли) человек в возможности (ребенок) не становится действительно человеком, а формируется «по образу и подобию» животного, приобретая необходимые для выживания и жизни (в логове и стаде) видовое поведение и «зоопсихологию». «Усыновившие» человека животное и животное сообщество выступают в роли внешнего прототипа (прообраза), под управлением которого происходит дальнейшее биологическое созревание и зоопсихическое развитие, функциональное преобразование и формирование на основе человеческих возможностей в нечеловеческой реальности.
Маслоу не учел того, что носителем культурноантропологического прототипа являются само общество (как историческая категория) с присущими ему культурнокультовыми героями (символическими персонификациями от тотема до политического вождя), образом жизни, специализированными институтами и его сообщества, обладающие функциональной полнотой и автономностью (важнейшим из них является семья). На основе культурноантропологического прототипа образуется структура идентификаций, самоотождествлений, которая как система координат определяет конкретное место человека в социуме и тем самым «внешнюю» структуру его личности.
После того как человек стал носителем культурноантропологического прототипа, дальнейшая его связь с обществом в пространстве индивидуальной жизни может быть любой. И личность способна относительно дистанцироваться от общества вовсе не потому, что она живет по своим внутренним законам, а потому, что носит породившее егоОдно из основных противоречий теории состоит в том, что Маслоу, с одной стороны, пишет о самореализации как о свойстве каждой человеческой личности и в то же время признает, что далеко не каждый на нее способен. Маслоу отдавал себе отчет в том, что его «самореализация» - удел некой элиты, а никак не ширнармасс, и «самореализующихся» он в итоге разделил на две категории – «просто самореализующихся» (политиков и прочих деятелей, сильных мира сего) и эстетов-трансцедентов, чья связь с внешним миром весьма условна.
Это разделение пришлось очень кстати. Теперь эгоизм и тотальная аморальность верхов «общечеловеческого» общества, их эмансипация от служения своим нациям, отказ считаться с кем-либо кроме себя, может быть оправдан самореализацией точно также, как и асоциальность низов, и теперь каждый эльф 80-го уровня, живущий в виртуальном мире, может считать себя «самореализующимся трансцедентом».
Некоторые моменты в построениях Маслоу и вовсе анекдотичны. Например, изучая самореализующуюся личность на примерах выдающихся западных политиков, Маслоу создал образ, который местами весьма напоминает образ турецкоподанного Остапа Берта-Мария Сулеймана Бендера.
Страх всемогущего Богочеловека Маслоу перед встраиванием в любую иерархию (без которой невозможна продуктивная деятельность социума) воскрешает в памяти эпитафию на могиле Сковороды, которого «мир ловил, да не поймал», а страх перед любыми личными привязанностями – бессмертный образ Премудрого Пескаря Щедрина.
Теории Маслоу подверглись разгромной критике сразу же после их обнародования.
Первым объектом критики стало само исследование самоактуализирующихся людей, осуществленное Маслоу. По мнению многих, это исследование не отвечало критериям научности, — в частности, критерию повторяемости, — и поэтому его нельзя назвать иначе, как спекулятивным (см., например, Smith, 1974). Особенно резкую критику вызвала субъективность критериев выбора самоактуализирующихся людей. Д. Мак-Клелланд, Ш. Бюлер, М. Б. Смит указывают на то, что эти критерии не могут не находиться в прямой связи с системой ценностей самого автора исследования или, по меньшей мере, культуры, к которой он принадлежит. «Кто вправе выбирать наиболее самоактуализирующихся людей — Маслоу, Святой Павел или Мао Цзе-дун?» (McClelland, 1955). Ш. Бюлер убедительно показывает, что осуществление себя у разных людей, и в особенности у представителей разных культур, часто происходит не путем «самоактуализации», а иными путями (Buhler, 1960). Исходя из этого, она обвиняет концепцию Маслоу в односторонности. Выделяя четыре фундаментальных тенденции человеческой жизни: удовлетворение потребностей, адаптивное самоограничение, творческую экспансию и поддержание внутренней гармонии, Ш. Бюлер утверждает, что самоосуществление как конечная жизненная цель может в разные моменты времени реализоваться в любой из этих четырех тенденций. (На мой взгляд, Шарлота Бюлер права.)
Переходя к теоретически уязвимым аспектам, которые критики находят в самом понятии самоактуализации, в первую очередь можно указать на присущую теориям самоактуализации эгоцентричную модель личности и ее развития, которая подвергается критике с самых разных позиций. Так, последователь А. Адлера Х. Ансбахер утверждает, что истинная самоактуализация необходимо должна включать в свое определение содействие самоактуализации других (Ansbacher, 1971).
Специально анализирующие проблему эгоцентризма в различных теориях личности М. и Л. Уоллах называют романтической иллюзией представления Маслоу и Роджерса о том, что все будет хорошо, если только каждый получит возможность свободно актуализировать себя (Wallach M., Wallach L., 1983).  общество в себе и является его зародышем.

М. и Л. Уоллах указывают на опасность того, что стремление к самоактуализации индивида может вступить в конфликт с интересами других и с соображениями общей пользы. Само по себе это стремление не является залогом всеобщего благополучия. Теории самоактуализации по сути закрывают глаза на все, происходящее вне индивида, не учитывая возможности столкновения его интересов с интересами других людей и социальных общностей. (Вспомните мои слова об асоциальности «человека самодостаточного».)
Эгоцентричность модели самоактуализирующейся личности отмечает и В. Франкл, противопоставляющий идее актуализации собственного «Я» концепцию реализации человеком трансцендентных ценностей и смысла жизни.
Самотрансценденцию человеческого бытия Франкл рассматривает как общечеловеческий феномен, а самоактуализацию — как ее побочное следствие. «Человек, — пишет он, — всегда направлен вовне себя на что-то, что не является им самим — на что-то или на кого-то: на смысл, который человек реализует, или на со-человека, с которым он вступает в контакт. И лишь постольку, поскольку человек таким образом трансцендирует самого себя, он и осуществляет себя — в служении делу или в любви к другому» (Frankl, 1979). Маслоу наделяет этой особенностью лишь человека, уже достигшего уровня Бытия. (И что интересно, у Маслоу ими оказываются единицы «неземных» «трансцедентов»-созерцателей, как я полагаю, полностью ушедших от мира, а потому реализующих свое «служение» чисто виртуально.)
В приведенной цитате содержится одновременно критика и второго уязвимого аспекта теории самоактуализации, а именно, рассмотрения самоактуализации как единственной конечной цели. «Cамоактуализация — пишет В. Франкл, — подобно могуществу и наслаждению, относится к классу тех вещей, которые могут быть достигнуты лишь в качестве побочного эффекта и уплывают от нас в той мере, в какой мы делаем их объектом прямой направленности. Самоактуализация происходит спонтанно, она нарушается, когда ее превращают в конечную цель» (Frankl, 1967). (Это к тому, что самореализация, саморазвитие – средство, а не цель человеческого бытия.)
В этой связи Л. Геллер видит основную слабость теорий самоактуализации в признании вообще существования определенных конечных целей или ценностей, к реализации которых должен стремиться человек (Geller, 1984). Он отмечает, что развитие человека многомерно — индивид не обязан стремиться к какому-то определенному типу совершенства. Поэтому неудачу в обосновании Маслоу и Роджерсом самоактуализации как конечной цели он объясняет не слабостью теории, а неадекватностью самого замысла. (Я бы сказала так, цели есть, но они не конечны, они меняются по ходу пьесы, ибо самореализующийся человек, сегодня уже не такой как вчера и его целеполагание меняется вместе с ним.)
Третьим уязвимым аспектом концепций самоактуализации является отождествление позитивного развития человека с максимальным развитием заложенных в него потенций. Как указывает М.Б. Смит, «пороки и зло точно так же входят в число человеческих потенций, как и добродетель, специализация — точно так же, как всестороннее развитие. Этику нельзя привязать к биологии, как это пытался сделать Маслоу» (Smith, 1974). В. Франкл, также критикуя эту доктрину, названную им «потенциализмом», приводит в качестве примера Сократа, который считал, что он имел все задатки для того, чтобы стать талантливым преступником. Хорошо или плохо, что он не реализовал эти потенции? Франкл говорит о необходимости постоянного принятия решения о том, какие из возможностей, потенций заслуживают реализации, о бремени выбора, лежащем на человеке по этой причине, о примате должного (Gesollte) над возможным (Gekonnte) (Frankl, 1979).

«Всесторонняя самоактуализация не является ни возможной, ни желательной, — замечает в этой же связи еще один автор. — Некоторые из потенций всегда приносятся в жертву, когда человек выбирает определенный путь в жизни. В процессе своей жизни человеку приходится отказываться от многих возможностей, которые несовместимы с его актуальным образом жизни» (Weisskopf, 1969).
Волей-неволей приходишь к выводу о том, что теоретический базис поклонников «самодостаточности» дыряв как решето. Опереться, кроме собственного «я хочу, чтобы так было», не на что.
И прошу заметить - такая принципиальная вещь, как адаптивное самоограничение человека, обслуживает интересы его выживания в коллективе, особенно, в экстремальных условиях, когда по одиночке просто не выжить. Кстати, семья, издревле, была именно таким коллективом «выживальщиков». Индивидуалист и эгоцентрист, стоящий вне социума – этот Богочеловек Маслоу, в команде играть не умеет, а потому у него в экстремальных условиях могут быть лишь две стратегии выживания – захватить ресурсы необходимые всему коллективу (и молиться, чтобы ночью не удавили). Вспомните такого персонажа как Сойер из сериала «Остаться в живых». Либо реализовать стратегию Премудрого Пескаря.
Учитывая, что в реальности Сойера отправил бы к праотцам первый же решительный и жестокий мужчина-коллективист (оставим на совести сценаристов сериала вымысел относительно иракских офицеров, погруженных в интеллигентские самокопания), выбора особого нет. И участь Богочеловека незавидна. Если над ним не сжалится коллектив, то ждет его учась изгоя и все будет как в сказке…
«Раздались в его ушах предсмертные шепоты, разлилась по всему телу истома. И привиделся ему прежний соблазнительный сон. Выиграл он будто бы двести тысяч, вырос на целых пол-аршина и сам щук глотает.
А покуда ему это снилось, рыло его, помаленьку да полегоньку, целиком из норы и высунулось.
И вдруг он исчез. Что тут случилось – щука ли его заглотила, рак ли клешней перешиб, или сам он своей смертью умер и всплыл на поверхность, - свидетелей этому делу не было. Скорее всего – сам умер, потому что какая сласть щуке глотать хворого, умирающего пескаря, да к тому же еще и «премудрого».
Не нравятся примеры Сойера и Пескаря? А пример обаятельного Остапа Бендера нравится? Он, конечно, не чистый Богочеловек, какую-никакую, а команду всякий раз сколачивал и не мог без нее обойтись. Но, пример показательный. Достаточно вспомнить о том, как Киса прошелся бритвой по горлу Остапа. Или финал похождений великого комбинатора.
«В три часа ночи строптивый потомок янычаров ступил на чужой заграничный берег. Тут тоже было тихо, темно, здесь тоже была весна, и с веток рвались капли. Великий комбинатор рассмеялся.
— Теперь несколько формальностей с отзывчивыми румынскими боярами — и путь свободен. Я думаю, что две-три медали за спасение утопающих скрасят их серую пограничную жизнь.
Он обернулся к советской стороне и, протянув в тающую мглу толстую котиковую руку, промолвил:
— Все надо делать по форме. Форма номер пять — прощание с родиной. Ну что ж, адье, великая страна. Я не люблю быть первым учеником и получать отметки за внимание, прилежание и поведение. Я частное лицо и не обязан интересоваться силосными ямами, траншеями и башнями. Меня как-то мало интересует проблема социалистической переделки человека в ангела и вкладчика сберкассы. Наоборот. Интересуют меня наболевшие вопросы бережного отношения к личности одиноких миллионеров…
Тут прощание с отечеством по форме номер пять было прервано появлением нескольких вооруженных фигур, в которых Бендер признал румынских пограничников. Великий комбинатор с достоинством поклонился и внятно произнес специально заученную фразу:
— Траяску Романиа Маре!
Он ласково заглянул в лица пограничников, едва видные в полутьме. Ему показалось, что пограничники улыбаются.

— Да здравствует великая Румыния! — повторил Остап по-русски. — Я старый профессор, бежавший из московской Чека! Ей-богу, еле вырвался! Приветствую в вашем лице…
Один из пограничников приблизился к Остапу вплотную и молча снял с него меховую тиару. Остап потянулся за своим головным убором, но пограничник так же молча отпихнул его руку назад.
— Но! — сказал командор добродушно. — Но, но! Без рук! Я на вас буду жаловаться в Сфатул-Церий, в Большой Хурулдан!
В это время другой пограничник проворно, с ловкостью опытного любовника, стал расстегивать на Остапе его великую, почти невероятную сверхшубу. Командор рванулся. При этом движении откуда-то из кармана вылетел и покатился по земле большой дамский браслет.
— Бранзулетка! — взвизгнул погранофицер в коротком пальто с собачьим воротником и большими металлическими пуговицами на выпуклом заду.
— Бранзулетка! — закричали остальные, бросаясь на Остапа.
Запутавшись в шубе, великий командор упал и тут же почувствовал, что у него из штанов вытаскивают драгоценное блюдо. Когда он поднялся, то увидел, что офицер с бесчеловечной улыбкой взвешивает блюдо на руках. Остап вцепился в свою собственность и вырвал ее из рук офицера, после чего сейчас же получил ослепляющий удар в лицо. События развертывались с военной быстротой. Великому комбинатору мешала шуба, и он некоторое время бился с врагами на коленях, меча в них медалями за спасение утопающих. Потом он почувствовал вдруг неизъяснимое облегчение, позволившее ему нанести противнику ряд сокрушительных ударов. Оказалось, что с него успели сорвать стотысячную шубу.
— Ах, такое отношение! — пронзительно запел Остап, дико озираясь.
Был момент, когда он стоял, прислонившись к дереву, и обрушивал сверкающее блюдо на головы нападающих. Был момент, когда у него с шеи рвали орден Золотого Руна и командор по-лошадиному мотал головой. Был также момент, когда он, высоко подняв архиерейский крест с надписью «Во имя отца и святаго духа», истерически выкрикивал:
— Эксплуататоры трудового народа! Пауки! Приспешники капитала! Гады!
При этом изо рта у него бежали розовые слюни. Остап боролся за свой миллион, как гладиатор. Он сбрасывал с себя врагов и подымался с земли, глядя вперед помраченным взором.
Он опомнился на льду, с расквашенной мордой, с одним сапогом на ноге, без шубы, без портсигаров, украшенных надписями, без коллекций часов, без блюда, без валюты, без креста и брильянтов, без миллиона. На высоком берегу стоял офицер с собачьим воротником и смотрел вниз, на Остапа.
— Сигуранца проклятая! — закричал Остап, поднимая босую ногу. — Паразиты!

Офицер медленно вытащил пистолет и оттянул назад ствол. Великий комбинатор понял, что интервью окончилось.»
Нельзя жить в коллективе и быть вне его. Конечно, если ты не паразит на его теле, не отшельник и не преступник-социопат.
Глубоко больно то общество, власть в котором принадлежит космополитичной элите, опирающейся на "самодостаточных" потребителей "хлеба и зрелищ" и прочих крох с барского стола. Это - Рим времен упадка.

(с) Ведьма Ольга

 Запрещено полное или частичное копирование и тиражирование данной статьи

 

 

   

Комментарии (0)