О Романтике. Однако...

Автор: Ведьма Ольга
06.11.2012, 23:34
3196
0
+64

романтика

   Вот начинают иные женщины писать о своей тяге к романтике, а меня так и подмывает их спросить – «Вы хоть понимаете, о чем идет речь?»
 
 Я приведу типичное для женщин понимание романтики, взято оно из интернета, хотя на самом деле таких перлов по сети – море, и мелькают как в калейдоскопе - шале в горах, тропические острова, лепестки роз и свечи, атласные простыни, медвежьи шкуры и камины, песцы и бриллианты, парижские рестораны и бразильские карнавалы... 
 
«Романтика- это прекрасно, когда любимый,  закрыв глаза тебе ладошками, ведет в комнату, а она вся в лепестках роз, везде горят свечи играет медленная музыка». 
 
И вспоминается анекдот. «Поручик Ржевский спрашивает у Ростовой – «Наташа, Вы хотите чистой и высокой любви?» Она радостно отвечает – «Да!» Ржевский ухмыляется – «Ну, что ж, будем еб...ться после бани на колокольне!» 
 
Что в интернете, что в анекдоте, «романтика» одного и того же розлива, все высокое и чистое сводится к внешней канве, обстановке – «лепестах и свечах», «бане и колокольне», а что творится в душе у людей? 
 
Давайте откроем толковые словари.
 
Словарь Ушакова: «Романтика - элемент чувства и эмоциональной оценки». Да, так, но это слишком расплывчато. 
Словарь Ожегова: «Романтика - То, что содержит идеи и чувства, эмоционально возвышающие человека». Вот это - она самая, поскольку немыслима без возвышения человека над своим животным началом. 
 
Но в словаре Ушакова есть и продолжение – «Романтика - то, что создает эмоциональное, возвышающее отношение к чему-нибудь.» У Ожегова еще интересней – «Романтика - условия жизни, обстановка, содействующие эмоционально-возвышенному мироощущению.» 
Таким образом, Романтика начинает распадаться на две составных части - собственно романтику как возвышенное состояние духа человека, и «романтические обстоятельства», которые способствуют возникновению такого состояния. 
 
В чем состоит изъян женского взгляда на романтику? В том, что женщины за деревьями не видят леса, они настолько выпячивают «романтические обстоятельства» в понимании материальных благ, что перестали замечать, что происходит с их эмоциями. 
 
Вот несут тебя на руках по лепесткам роз, свечи горят, музыка играет. Что ты испытываешь, милая барышня? У тебя сердце выскакивает из груди? Тебе хочется раствориться в любимом? Ты бьешься в экстазе любви и нежности к нему, чувствуешь, что готова за него умереть? Что возвышает твою душу, поднимает тебя над животным? А ничего. Ты о своих чувствах даже не заикаешься, описывая вершину романтики. Ты мечтательно-созерцательно окидываешь взором обстановку, и, отметив ее гламурность, умиротворенно констатируешь про себя – «Жизнь удалась!». «Замечательный мужик меня вывез в Геленджик!» 
 
Потребительская нирвана, счастье свиньи у полной лохани, осталось только накатить еще разок и с блаженной мордой рухнуть в салат, на атласные простыни, медвежьи шкуры  (нужное подчеркнуть). Истинная романтика доступна лишь с любимым, а «романтика обстоятельств» с любым, кто за нее заплатил, впрочем, этого человека целесообразно назвать «любимым», лишь бы не признаваться себе, что проститутка продается за деньги, а ты за «романтические обстоятельства» на те же деньги купленные. «Кто девушку кормит, тот ее и танцует» - вот и вся твоя «романтика», и сколько говно розовыми лепестками не посыпай, сколько ароматических свечей не зажигай, останется оно говном. 
 
Скажите, почему, рождественские каникулы в Париже, столик на двоих в элитном ресторане, свечи, песцы и бриллианты в подарок, шкуры и камины в альпийском шале – романтика? Чем эти материальные обстоятельства возвышают человека и его чувства? Чем это лучше романтики вечерних песен у лесного костра? Романтики ночевки в стогу сена, где люди, обнимаясь, смотрят на бездонное небо, усыпанное звездами, загадывают желания при падении метеора, и им кажется, что одни во всей вселенной?
 
Я объясню, почему сейчас нечто котируется в плане «женской романтики», а другое - нет. 
Потому, что т.н. «женская романтика», «романтика обстоятельств» есть ни что иное, как производное от неких стандартов потребления. Потребления гламурного, статусного (показного, престижного), а зрелище Млечного Пути доступно всем и его не присвоишь, чтобы утереть нос соседу. И каждый член общества потребления, играющий по-правилам, пусть смутно, но осознает, что его вещная, статусная идентичность, определенный уровень потребления, является частью идентичности его личности в целом. 
 
Эту идентичность надо либо сохранить, либо перевести на более высокий уровень потребления. Если ты не смог выплатить кредит на «BMW» и вновь пересел на «Калину», - это «потеря лица». Думаете, почему девочки пишут в анкетах на сайтах знакомств – «Я в отечественные авто не сажусь»? Как раз потому, что не желают «терять лицо», они по уши увязли в борьбе за повышение своего потребительского статуса, используя мужчин как средство, инструмент. Стяжать для них естественно, как дышать. 
 
Как писал уважаемый мной публицист, г-н Борцов - любому человеку требуются регулярные символические подтверждения "нормальности бытия". Эти символы - предметы и явления, данные в непосредственных ощущениях и создающие положительный эмоциональный фон, ощущение, что "всё вокруг идёт как надо". Это совсем не то, что читать статистические сводки: статистика даёт знание, но не даёт ощущения. Функция одной части символов - постоянно подтверждать, что соответствующая потребность будет удовлетворяться не только сейчас, но и в будущем, тем самым порождая пресловутую "уверенность в завтрашнем дне", пшеница на полях колосится, в «Ашане» полки ломятся - перезимуем. 
 
В то время как другая часть символов - это материальные артефакты (модная одежда, стильные автомобили и т.п.), которые символизируют определенный уровень потребления и которые можно индивидуально присвоить, в отличие от зрелища пшеницы на полях. Их функция - подтверждать определенный потребительский статус человека. На первый взгляд, эта потребность напоминает предыдущую, но на самом деле принципиально от неё отличается. "Уверенность в завтрашнем дне" говорит о том, что текущие условия жизни субъекта будут продолжены в будущем, т.е. требует сравнения условий сейчас с прогнозными условиями будущего в отношении одного и того же субъекта. Тогда как оценка потребительского статуса требует сравнения условий жизни субъекта с условиями жизни другого субъекта в текущем времени. В первом случае - "колосящиеся поля", во втором – возможность зайти в магазин и купить "сорок сортов колбасы", которые не может купить бомж Вася, у офисного планктона символ – «Форд-Фокус», у олигархов – яхты. 
 
Что произошло за последние 20 лет? Женщины стали объектом массированной информационной атаки, целью которой является формирование в их сознании западных стандартов потребления и внедрение представлений о символах-артефактах, без возможности обладать которыми женщина будет ощущать свое бытие неполноценным. 
«Рождественские каникулы в Париже, столик на двоих в элитном ресторане, бриллианты и песцы в подарок, свечи, шкуры и камины в альпийском шале» - это артефакты из другого мира, мира «золотого миллиарда» к которому мы никогда не относились и относиться не будем, такие стандарты потребления для 3⁄4 населения нереальны. И все эти вещи это не романтика – это «coooool» - «крутизна», демонстративное потребление ради престижа. 
 
Такое потребление не по средствам, но его стандарты уже заложены в женщину, стали частью ее идентичности, вещной, статусной, частью ее «Я». Она читает журналы, смотрит телевизор, смотрит на богатых соседок и подругу из Москвы, и она абсолютно уверена, что достойна потреблять «престижную романтику», а не вздохи при Луне. А кто оплатит этот престиж? Она сама? Щаз! За все заплатит «настоящий мужчина», который умеет «романтично ухаживать», а в переводе на русский – тот, у кого есть деньги на «романтику обстоятельств» по лекалам Голливуда. 
 
Некогда психолог А. Маслоу сформулировал концепцию "пирамиды потребностей". Сначала удовлетворяются базовые потребности: безопасность существования, комфорт. Затем — социальные связи, общение, привязанность, забота о других и внимание к себе. Далее третий уровень — престиж: уважение со стороны других, признание, достижение успеха в разных областях. И последнее — уровень самоактуализации, самовыражения. Заметьте, любовь и романтика относятся ко второму уровню потребностей человека, их приоритет выше престижа. Однако, если промыть мозги женщине, и связать в ее представлении «романтику обстоятельств» с престижным, статусным потреблением, она повысит его приоритет до 2-го уровня и потреблядство станет вровень с любовью и сексом в системе потребностей. Это – извращение самой природы человека. И каков парадокс, романтика, которая должна человека поднимать над животным, оказавшись в роли «романтики гламурных обстоятельств» под соусом престижного потребления, человека втаптывает в грязь, ибо сводит все его идеалы к образу теплого хлева и полной кормушки, созерцание которых вызывает ощущение полноты и правильности жизни.
 
Особая «романтика современного гламура» высосана из пальца. Какая разница, что слушает парочка - «Sax and sex» или «У самовара я и моя Маша»? Романтика возникает, когда влияние внешнего мира в сознании людей нивелируется, а на первый план выходят их отношения между собой. Высокие чувства, которые невозможно ничем запачкать, всегда имеющие в себе элемент самоотдачи, самоотречения. 
 
Если не ошибаюсь, Аксеновым описывался эпизод, когда во время Гражданской войны пара занималась любовью в тамбуре переполненного вагона, который брала штурмом толпа и мужчина отвлекался лишь для того, чтобы грозить винтовкой нарушителям интима.. Вот это – романтика и вряд ли парочка променяла бы такой опыт на вечер в любом из парижских ресторанов. 
 
На деле романтическими обстоятельствами выступают вовсе не гламурные штампы, а любые обстоятельства, выбивающие тебя из жизненной рутины, заставляющие преодолевать себя, подниматься над собой, погружаться в мир неподдельных чувств, это соответствует толкованию романтики Ожеговым и Ушаковым. И не важно, что ты при этом созерцаешь – Млечный Путь над стогом или ревущую толпу, которая тебя может убить, но не в силах остановить. Фильм «Титаник» считается одним из самых романтичных в истории кинематографа. И что – его сюжет двигают походы по кабакам, песцы и брюлики, «розовые лепесты и свечи»? Где в этом фильме статусное потребление, которые наши дамы ассоциируют с романтикой и ждут от мужчин? 
 
«Романтика — отношение к жизни, которому свойственно стремление к возвышенному идеалу, неудовлетворённость существующим, жажда иной жизни.» ( Литературная энциклопедия) 
 
Я помню, как в конце 80-х гремел Кормильцев, которого мы находили весьма романтичным автором с жаждой «иной жизни». Были у него такие строки : «Аллен Делон не пьет одеколон, Аллен Делон пьет двойной бурбон, Аллен Делон говорит по-французски...» 
Я сегодня задумалась над этими словами и ужаснулась – как могут возвысить человека мечты о киноактере, который присутствует в жизни поклонницы как эротические сны и постер на стене? Неужели можно возвыситься душой, дроча, скажем, на Памеллу Андерсен и игнорируя по этому поводу вполне реальную, искреннюю любовь соседки по-подъезду, на которую ты заглядывался и считал более чем достойной себя, пока не посмотрел «Спасателей Малибу»? Что возвышенного в твоем бегстве в мир грез и самовлюбленном задротстве, почему реальная женщина должна страдать, будучи не в силах конкурировать с вымышленным гламурным образом? Твои беспочвенные фантазии о себе, великом, достойным голливудских звезд, твое бездумное следование гламурным стандартам – это и есть «жажда иной жизни»? Это не «иная жизнь», это – Матрица, иллюзорный мирок, надвинутый на глаза. И какое отношение к романтике имеет возможность жрать двойной бурбон? «Романтика обстоятельств», скрещенная со статусным потреблением? Она самая, так все начиналось... И строки Шефнера – это своего рода эпитафия на эпоху Кормильцева. 
 
Романтика, кто ты? Неужто 
Опущен таинственный флаг? 
Усталое слово — кормушка, 
Банальности фирменный знак. 
 
Конечно, гламурное потреблядство никогда бы не смогло создать у женщин настолько ложные представления о «романтике обстоятельств», если бы в женской ментальности не было совсем уж никаких предпосылок для этого. Такие предпосылки всегда были, но общество использовало культуру как регулятор, который подавлял попытки иных женщин сделать романтическое служение мужчины способом эксплуатации раба. 
 
Возьмем 19-й век, Пушкин – «Сказка о рыбаке и золотой рыбке». «Не хочу быть царицей, хочу быть владычицей морской!» Упс – и получай разбитое корыто. Гоголь – «Ночь перед рождеством». Послала Оксана своего жениха Вакулу за «царскими черевиками» и быстро прокляла себя и свою дурь, опасаясь, что своими руками погубила любимого человека. Ни для кого не секрет, что Пушкин и Гоголь брали свои сюжеты в народном фольклоре, а это значит, что культурная реакция на эксплуатацию под флагом романтики была глубинной и проникала во все пласты культуры. 
 
Кому-то не нравится, что мужчины открыто говорят о женской моде на потреблядство, об эксплуатации под предлогом требований от мужчины романтики? Ну, пофыркайте еще на Пушкина, он, вообще, вас к позорному столбу гвоздями прибил, и Ильфа с Петровым посчитайте, как-никак они вас вывели в образе Эллочки-Людоедочки с незабвенным ситечком для чая. 
 
«Царские черевики» - артефакт, символ престижного потребления, который может быть любым. Да женщине и не вещь нужна, а миф о самой себе, великой потребительнице, посрамившей подруг и соседок, обладающей чем-то эксклюзивным, да хоть ситечком для чая в руках Эллочки-Людоедочки. Как там у Высоцкого? «Плевать чего, но чтоб красиво!» 
 
Кстати, в песне, из которой взяты эти слова, родня отправляет старика не за вещами, которые ей нужны – а за объектами именно престижного, статусного потребления. Например, «кофе растворимый»- фетиш, ты в 70-е годы заходил в Универмаг и тебя валил с ног запах жаренного кофе в зернах, его было хоть жопой жуй. Что, тяжело смолоть и сварить? И ведь намного вкусней растворимой бурды, но всем был нужен именно растворимый кофе, потому что этот «дефицит» демонстрировал достаток, связи, был символом высокого уровня потребления и престижа. Сейчас такой же символ престижа – кофе из зерен, высранных животными. 
 
Лучше почитайте стихи Высоцкого, посмейтесь над похождениями советского «кузнеца Вакулы», которого настолько угнетала недоступность символов престижного потребления, что он спустя годы продал черту душу лишь бы их получить, а заодно над тем, насколько глупа и пошла «романтика потребления» «кофе на меху».

"Поездка в город"
 
Я самый непьющий из всех мужиков, 
Во мне есть моральная сила. 
И наша семья большинством голосов 
Снабдив меня списком на восемь листов, 
В столицу меня снарядила, 
 
Чтоб я привез снохе 
С ейным мужем по дохе, 
Чтобы брату с бабой - кофе растворимый, 
Двум невесткам по ковру, 
Зятю черную икру, 
Тестю - что-нибудь армянского разлива. 
 
Я ранен, контужен, я малость боюсь 
Забыть, что кому по порядку. 
Я список вещей заучил наизусть, 
А деньги зашил за подкладку. 
 
Ну, значит, брату - две дохи, 
Сестрин муж,- ему духи, 
Тесть сказал: - Давай бери, что попадется!- 
Двум невесткам по ковру, 
Зятю беличью икру, 
Куму водки литра два,- пускай зальется. 
 
Я тыкался в спины, блуждал по ногам, 
Шел грудью к плащам и рубахам, 
Чтоб список вещей не достался врагам, 
Его проглотил я без страха. 
 
Но помню: шубу просит брат, 
Куму с бабой - все подряд, 
Тестю - водки ереванского разлива, 
Двум невесткам взять махру, 
Зятю заячью нору, 
А сестре - плевать чего, но чтоб красиво.. 
 
Да что ж мне, пустым возвращаться назад? 
Но вот я набрел на товары. 
- Какая валюта у вас? - говорят. 
- Не бойсь,- говорю,- не доллары! 
 
Так что, отвали мне ты махры, 
Зять подохнет без икры, 
Тестю, мол, даешь духи для опохмелки, 
Двум невесткам - все равно, 
Мужу сестрину - вино, 
Ну, а мне,- вот это желтое в тарелке. 
 
Не помню про фунты, про стерлинги слов, 
Сраженный ужасной догадкой. 
Зачем я тогда проливал свою кровь, 
Зачем ел тот список на восемь листов, 
Зачем мне рубли за подкладкой? 
 
Все же надо взять доху, 
Зятю кофе на меху, 
Куму - хрен, а тесть и пивом обойдется, 
Также взять коньяк в пуху, 
Растворимую сноху, 
Ну а брат и самогоном перебьется.

© Владимир Высоцкий . 1969 год
 
Вот и задумайтесь – что же случилось с нашей культурой, почему она перестала играть роль регулятора, блокирующего опасные моды в общественном сознании и сама переродилась в культуру потребления?
© Ведьма Ольга
 
 

Комментарии (0)